Mura Vey (mura_vey) wrote,
Mura Vey
mura_vey

Category:

Моя дочь - кинестетик

Я тут между делом записалась в фотографическую online школу. А оттуда в качестве первого учебника прислали не учебник по фотографии, а учебник про то, как нужно учиться. Местами увлекательный. И я оттуда узнала ответ на давно терзавший меня вопрос. Известно ведь, что люди делятся в основном на три класса по тому, как они воспринимают информацию. Бывают визуалы (которые в основном смотрят), аудиалы (которые в основном слушают) и кинестетики (которые воспринимают мир через тело и в первую очередь через кинестетическую информацию, то есть на ощупь). Еще есть теории. которые рассматривают редкие случаи восприятия мира через обоняние (как герой «Парфюмера») и вкусовые ощущения (это даже не знаю как), но обычно за редкостью большинство классификаций исключает их из рассмотрения.
     Вопрос, который меня мучал относился к процессу познания. Я в какой-то момент заметила, что хорошая лекция (или доклад – временной формат в данном случае не важен) – это лекция, которая сочетает материал для визуалов (графики, картинки и схемы) с материалом для аудиалов (обычно словами, лучше с разнообразными интонациями). То есть хороший докладчик сразу работает на два типа аудитории и таким образом его большее количество слушателей понимает (отсюда, кстати, следует вывод о необходимости презентаций к докладу). Так вот осознав, что хорошие доклады рассчитаны на визуалов и аудиалов, я задалась вопросом, а как же учатся кинестетики и что должно быть в докладе, чтобы им было легче его понять. Но сама придумать не смогла.
     А в учебнике про то, как надо учиться, был ответ на мучавший меня вопрос: кинестетики учатся, делая. И когда я это прочитала, я внезапно многое поняла. Во-первых, почему у хорошего курса всегда должны быть упражнения. Они как раз для тех, кто «учится, делая», «пока сам не сделает, не научится» - кинестетиков. И поэтому как раз доклады устроены хуже лекций и в них понятно меньше, чем в лекциях – в них не задействована эта часть обучения. То есть в конце идеального выступления докладчик должен был бы говорить: «А теперь обратитесь, пожалуйста, к последней странице хэндаута. Я только что рассказал вам, как обстоит дело с относительными местоимениями в тундренном табасаранском языке. А теперь перед вами данные родственного ему лесного табасаранского языка. Попробуйте самостоятельно определить, можно ли распространить ту же гипотезу на лесной табасаранский язык».
     Еще я вдруг поняла что, то что меня так до этого сердило в том, как чему бы то ни было учится моя дочь (а после того, как я ей что-нибудь объясню и покажу, чего для меня было бы более, чем достаточно, нужно еще несколько раз, пока она это проделывает, стоять рядом с ней и подсказывать ей следующий шаг, если она его забыла) – это как раз нормальный способ обучения для нее. То есть она учится включать магнитофон, не когда я ей говорю на какую кнопку нажать, и не когда я при ней нажимаю на эту кнопку, а когда она сама под моими руководством на нее нажимает. И это не издевается она надо мной и не требует лишнего внимания, как мне иногда раньше казалось, а просто учится она так, и это для нее лучший способ понять, как это нужно делать.
     То есть в том, что она кинестетик, никто никогда не сомневался. В возрасте двух-трех лет она была больше похожа на природное стихийное бедствие, чем на ребенка. Выглядело это так: мимо тебя с огромной скоростью и громкими непонятными звуками что-то проносилось и исчезало до того, как ты мог разобрать, что это было. И потом с такой же скоростью появлялось снова. И еще меня всегда завораживало, как она применяла тактильные способы восприятия в таких местах, когда мне бы и в голову не пришло их там применить. Как-то в одном полупустом и тихом аэропорту я ее отправила в туалет, объяснив, что туалет будет, если пойти вон туда, повернуть налево и по правой стороне. Каково же было мое удивление, когда мой ребенок повернув, прикоснулся рукой к стене и отправился вдоль нее, не отрывая пальцев от стены, внимательно читая надписи на всех встречающихся дверях. Я решила посмотреть, что будет дальше. Я пошла за ней и увидела, как она вдруг заметила табличку со значком туалета, и только тогда отпустила стену и радостно побежала вперед.
     Я знала, что она кинестетик, но раньше я не знала, как учатся кинестетики, и как нужно учить кинестетиков. И только теперь я осознала, что тот способ, который выработался уже сам собой, когда я, уча ее чему-нибудь новому, стою рядом и помогаю исключительно тем, что иногда подсказываю, что дальше, а она все делает сама, он не случаен. Что это не способ получить моего внимания в том месте, где оно не так уж необходимо, с чем я уже успела смириться, а просто метод познания мира.
Tags: bio, kid, learning
Subscribe

  • Итоги 4: скорость доверия

    Заглавие этой части итогов происходит из известной книжки « Speed of Trust». Она о том, что доверие между работниками и отделами в организации очень…

  • Итоги 3: Scrum

    Продолжу суммировать навыки, полученные на предыдущей работе. За время работы там, я успела поучаствовать в двух больших проектах, что само по себе…

  • Итоги 2: Фортепиано

    Самый интересный и неожиданный итог 2020 года был такой. Весной я прочитала пост про то, что вот сейчас существуют способы обучения игре на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Итоги 4: скорость доверия

    Заглавие этой части итогов происходит из известной книжки « Speed of Trust». Она о том, что доверие между работниками и отделами в организации очень…

  • Итоги 3: Scrum

    Продолжу суммировать навыки, полученные на предыдущей работе. За время работы там, я успела поучаствовать в двух больших проектах, что само по себе…

  • Итоги 2: Фортепиано

    Самый интересный и неожиданный итог 2020 года был такой. Весной я прочитала пост про то, что вот сейчас существуют способы обучения игре на…