July 26th, 2007

mura_vey

белорусские мотивы

Еще в наш семейный фольклор попал один инструктор. Этот инструктор водил туристические группы по Крыму. И в одну такую группу попали мои родители. Он отличался разными удивительными свойствами. И еще кроме них белорусским акцентом. Поэтому обе фразы, вошедшие его усилиями в семейный фольклор, сохранены в соответствующем произношении.
Во-первых, он был не очень хорошим инструктором. То ли он плохо помнил маршрут, по которому надо было идти, то ли тяга к приключениям его подводила. Но часто он сообщал группе, что вот здесь в маршруте крюк, мы его проходить не будем, а сократим и пройдем быстрее и легче по прямой. Называлось это словом "сокрашонка". Легко предположить в какие дебри и болота этот подход приводил. А также насколько больше времени было затрачено на преодоление такого пути, чем было бы, если бы шли по проложенному маршруту. В результате "сокрашонкой" называется не только непосредственно, когда кто-нибудь ломанулся сквозь кусты, вместо того, чтобы по дороге обойти, но и более глобально ситуация, когда попытка уменьшить усилия и затраты привела к тому, что затрат и усилий понадобилось куда больше, чем нужно было при изначальном варианте. В финале такого дела говорится: "Это у нас была сокрашонка".
Во-вторых, тот же инструктор отличался малопонятной мне нетерпимостью к развешанным для просушки предметам одежды. И неодобрял их фразой: "Что это у вас вешчи на вяровочках!" "Вешчи на вяровочках", честно говоря, не очень далеко ушли от своего изначального смысла, и не так интересны в этнографическом смысле, но описание этого инструктора без этой фразы было бы неполным.